Трудовые конфликты в России в 2015 году. Краткий обзор

Изображение: industrialconflicts.ru

Центральная профсоюзная газета “Солидарность” публикует краткий обзор социально-трудовых конфликтов, происходивших в Российской Федерации в 2015 году. Обзор подготовлен Научно-мониторинговым центром “Трудовые конфликты” при Санкт-Петербургском гуманитарном университете профсоюзов. Автор обзора — научный руководитель центра, заместитель председателя ФНПР Евгений Макаров.КРИЗИСНЫЙ ГОДСоциально-экономическая обстановка в России 2015 года по степени общей напряженности трудовых отношений определяется нами как кризисная. В течение года Научно-мониторинговым центром зарегистрировано 156 значимых социально-трудовых столкновений, которые сопровождались забастовками, остановками работы, митингами и другими протестными действиями. Информация о них вышла за пределы предприятий, эти столкновения влияли на социальную обстановку в регионах.Напряженность в сфере трудовых отношений в последние три года росла: в 2015 году зафиксировано конфликтов на 11% больше, чем в 2014 году, и на 23% больше, чем в 2013-м. Заметной сезонности или цикличности мы не отмечаем, но первые девять месяцев 2015 года стали наиболее конфликтным периодом.Список регионов с самым большим количеством трудовых споров претерпел некоторые изменения. К числу хронических “антилидеров”, которыми являлись Свердловская область, Приморский край, Москва, Санкт-Петербург и Челябинская область, добавились Республика Хакасия, Иркутская область и Забайкальский край. Нужно отметить, что географическая локализация конфликтных предприятий определяется распределением производительных сил, заложенным еще в советское время, но ведущую роль все же играет отраслевая принадлежность предприятия.Кризисные отрасли остались прежними — обрабатывающие производства (изготовление машин и оборудования), строительство (промышленные объекты, транспортная инфраструктура), транспорт. Во второй половине прошлого года возросла напряженность в бюджетных отраслях (здравоохранение, образование, культура). Конфликты в 2015 году возникали также в отраслях, где ранее они не фиксировались: научные исследования и разработки, гостиничный бизнес, операции с недвижимостью. Вместе с тем трудовые споры в “новых” сферах не стали заметным трендом, были единичными.ОБСТАНОВКА В МОНОГОРОДАХ УХУДШИЛАСЬНаучно-мониторинговый центр ведет специализированный мониторинг социально-трудовых конфликтов в тех моногородах, перечень которых утвержден правительством РФ. За истекший год в 20 моногородах был зарегистрирован 31 конфликт (20% от общего числа СТК за год), что, безусловно, указывает на существенное осложнение социально-экономической обстановки. Столкновений стало на 40% больше, чем было в 2014 году. Особенно удручающе выглядит рост числа конфликтов в четыре и два раза соответственно в моногородах первой и второй категории. В 80% случаев трудовые споры возникали в реальном секторе экономики, в основном — в машиностроении, добыче полезных ископаемых и металлических руд, а также производстве минеральных продуктов.ПРИЧИНЫ КОНФЛИКТОВ И ДЕЙСТВИЯ РАБОТНИКОВАнализируя содержание требований работников, можно отметить, что в последние три года непрерывно растет число конфликтов, обусловленных полной невыплатой зарплаты (60% всех СТК), сокращением штата и увольнениями (22% и 9%), снижением уровня оплаты труда и отсутствием индексации (4%). Средняя длительность конфликтов, связанных с невыплатой заработка, в последние два года уменьшилась (с 38 дней в 2013 году до 21 дня в 2015), что свидетельствует о более эффективной работе надзорных органов и оперативном вмешательстве органов власти.Касаясь форм и методов, к которым прибегали работники для защиты своих прав, можно отметить рост количества забастовок (2015 — 34 забастовки и отказа от выполнения трудовых обязанностей, 2014 — 27), причем отказы от выполнения обязанностей были вдвое чаще (19), чем годом ранее. Заметно больше стало обращений в органы государственной власти (на 32%), в надзорные органы (на 24%), а также угроз проведения митингов, пикетов или других публичных акций (на 135%).Вызывает крайнюю озабоченность то обстоятельство, что в 2013 — 2015 годах подавляющее количество социально-трудовых конфликтов проходило вне поля действующего законодательства. На фоне угрозы стихийной забастовки или ее реального начала стороны должны приступить к предусмотренным законом процедурам улаживания коллективного трудового спора, но этот путь использовался в единичных случаях и зачастую не доводил до оформления какого-либо договора или соглашения сторон.Свидетельством глубоких кризисных явлений в экономике является адресация требований работников. Обращения к президенту страны, в органы власти, прокуратуру, Рострудинспекцию, правительство РФ в минувшем году применялись в 95% случаев (2014 — 88%) против 3% обращений к администрации предприятия и собственнику (2014 — 10%). При этом непосредственно в суды работники подавали заявления лишь в 2% случаев.Это, во-первых, указывает на то, что система социального партнерства на уровне предприятия не в состоянии справиться с возникающими противоречиями. Во-вторых, из-за необходимости соблюдения формальных процедур и недостаточного охвата рабочих мест профсоюзами работникам не удается перевести возникающие конфликты в русло судебного разбирательства. Работники вынуждены “выносить сор из избы”, обращаться в инстанции, не являющиеся работодателем, апеллировать к надзорным или политическим органам. Анализ действующего законодательства, содержащего последовательные процедуры прохождения трудовых конфликтов, определенно указывает на сложность его практического применения, излишнюю заорганизованность.Вместе с тем протесты и меры давления на работодателей дают результаты вне зависимости от легитимности действий. Большая часть конфликтов заканчивается в пользу работников, хотя степень успешности их действий в прошедшем году снизилась. В 2015 году трудящиеся добились удовлетворения своих требований полностью в 37% случаев (2014 — 30%), частично в 45% случаев (2014 — 63%) и получили отказ в 18% случаев (2014 — 9,7%). Рост количества отказов связан с возросшим числом ликвидаций и банкротств предприятий.Среди наиболее весомых причин конфликтов — недостаток собственных средств у предприятий. Этот фактор в различных отраслях имел разные истоки: в автомобильной промышленности главную роль играло резкое снижение продаж автомобилей на рынке; в производстве машин и оборудования сказалось уменьшение доступной денежной массы для кредитования. В некоторых базовых отраслях (добыча полезных ископаемых, первичная металлообработка) решающее значение имели колебания цен на сырье и переделы на мировых рынках. Общим трендом можно назвать нараставшую в течение года депрессию на внутреннем рынке, совпадавшую с глобальными тенденциями.В прошедшем году отмечалось влияние секторальных санкций, введенных против российских предприятий и экономики в целом. Особенно негативно санкции сказывались на количестве рабочих мест в экономике: многие предприятия, потеряв возможность наращивать производство, отказались от создания новых рабочих мест и приема на работу, а в ряде случаев пошли на сокращения. На предприятиях среднего и малого размера, нацеленных на потребительский рынок, сильно отражались колебания и падение курса рубля. Фактически закрылись возможности приобретения импортного оборудования: поскольку срок его окупаемости определить было невозможно, программы развития сворачивались, малые и средние предприятия переходили в режим экономии.В этих условиях 2015 года четко прослеживаются следующие тенденции: отказ от индексации зарплат или снижение уровня оплаты труда, сокращение рабочих мест, введение неполной рабочей недели. Безусловно, это нанесло сильный удар по доходам семей работников и снизило потребительскую активность.НЕГАТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И СПОСОБЫ БОРЬБЫ С НИМИРазвитие социально-трудовой обстановки в 2015 году выявило ряд проблем, которые в прежние годы не были так заметны:1) Растет количество социально-трудовых конфликтов, протекающих вне поля трудового законодательства. Для решения экономических вопросов все чаще применяются рычаги общественно-политического давления, в споры активно включаются органы власти. Наиболее эффективными инструментами оказываются: вмешательство прокуратуры; угроза уголовного преследования недобросовестных работодателей; забастовка.2) Возрастает число социально-трудовых конфликтов на предприятиях, где нет профсоюзов. Нарушения законодательства и прав работников на таких предприятиях приобретают вопиющие масштабы, а конфликты протекают в острой форме.3) Работодатели в бюджетной сфере (управленцы, нанятые органами муниципальной и региональной власти) чаще, чем в частном секторе, прибегают к произволу, срывают выполнение коллективных договоров и соглашений или уклоняются от их заключения, оказывают давление на работников, грубо игнорируют нормы трудового законодательства. Здесь все чаще встречается правовой нигилизм, корыстное доведение до банкротства, социальная безответственность.4) Собственники предприятий, нанятый ими менеджмент, как правило, не стремятся к снижению потерь и издержек от социально-трудовых конфликтов, в том числе от забастовок, приостановок работы и митингов, наносящих прямой ущерб.Очевидно, что решение упомянутых проблем должно стать заботой социальных партнеров и законодателей в ближайшем будущем, так как самопроизвольное развитие этих (и сходных с ними) тенденций приведет к укреплению неправовых инструментов регулирования трудовых отношений, снижению предпринимательской активности и количества рабочих мест, будет способствовать анархии в сфере труда. Последствия экономического кризиса могут быть преодолены в течение двух-трех лет, а вот деградация социально-трудовых отношений будет препятствовать подъему экономики гораздо дольше. На восстановление доверия между участниками рынка труда может уйти пятилетие. Сторонам социального диалога стоит проанализировать опыт урегулирования социально-трудовых конфликтов, накопленный в 2013 — 2015 годах, и вписать положительно зарекомендовавшие себя механизмы в систему социального партнерства, исходя из циклической повторяемости кризисов.ПРОГНОЗАнализ причин, состава участников, динамики конфликтов и общей экономической ситуации в регионах и отраслях позволяет прогнозировать рост числа социально-трудовых конфликтов на 10 — 15% в первом полугодии и в четвертом квартале текущего года. Территориальное размещение конфликтов останется без существенных изменений. Основными очагами напряженности будут Сибирский, Центральный и Уральский федеральные округа, весьма вероятен рост числа конфликтов в Северо-Западном, Приволжском и Южном федеральных округах. В отраслевом разрезе особо заметных изменений не произойдет, наиболее конфликтными останутся предприятия обрабатывающей промышленности, металлургии, пищевой промышленности, транспортные. Источником конфликтов останется бюджетная сфера, где весьма вероятен рост протестных выступлений.Конфликты в экономике будут протекать в более острой форме, забастовки станут проводиться чаще. Количество участников социально-трудовых конфликтов умеренно возрастет. Потери рабочего времени от митингов, забастовок, отказов от исполнения трудовых обязанностей в целом по экономике в этом году могут приблизиться к 100 тыс. человеко-дней.Источник: Газета «Солидарность»