Жизнь, опаленная войной

12 марта 2015 года в 92 года умер совсем немного не доживший до 70-летия Победы ветеран Объединения организаций профсоюзов Ярославской области Михаил Абрамович Сахновский.38 лет он возглавлял юридическую консультацию Облсовпрофа. Юристом Михаил Абрамович Сахновский мечтал стать со школьных лет, но осуществилась его мечта очень и очень не скоро. Помешала война… Летом 41-го выпускников-комсомольцев посадили в вагоны-теплушки и повезли из родных украинских Черкасс в район Донбасса на оборонные работы, рыть траншеи. После трудового фронта он приехал к родителям к месту их эвакуации, в Ростовскую область. Поработал вместе с ними немного в колхозе, и тут его призвали в армию.После шестимесячной учебы в артиллерийском зенитном полку,  в мае 1942 года он оказался на Ленинградском фронте в составе 55-ой морской бригады береговой обороны Балтийского флота. Жили в лесу, на берегу Финского залива, в сырых землянках, а в это время совсем недалеко от них держал оборону блокадный Ленинград. Это только в кино боец в одиночку яростно палит из зенитки в немецкий «Юнкерс». На самом деле к каждому 76-тимиллиметровому орудию были прикреплены 9-10 человек: наводчик, подающий, электрик и так далее. 19-летний Михаил стал номерным, хотя уже тогда был близорук и носил очки. Но ничего не попишешь — военкомат призвал его без прохождения медкомиссии. Свой 12-ый день пребывания на передовой рядовой Сахновский помнит как сейчас: враг нащупал соседний орудийный расчет и сбросил на него две бомбы, одна из них угодила точно в цель. Не помогла и зеленая маскировочная сетка. Батарея вместе со всем личным составом, боеприпасами взлетела на воздух. Разбирать завалы, останки тел пришлось зенитчикам их батареи. Такие воспоминания так просто из головы не выкинешь… А их зенитка сбила 6 вражеских самолетов. Падающее зрение, боль в глазах вынудили его лечь в госпиталь, после чего он и попал в батальон аэродромного обслуживания под Шлиссельбургом. В его задачу входило с самого раннего утра расчищать лопатой снег со взлетных полос. Оттуда и демобилизовали Михаила Абрамовича по состоянию здоровья. О тех военных годах ему напоминают боевой орден Отечественной войны II степени и медаль «Георгий Жуков».  В январе 1943 года эшелон вывез таких же, как он, «нестроевых», на Большую землю. Эшелон шел до Свердловска. Куда ехать ему? Многие звали с собой, выходили там, где было ближе до родных мест. Михаил доехал до Свердловска и пересел на поезд, который шел в Джамбул. Там, по слухам, осели многие его эвакуированные земляки.До конца войны Михаил Абрамович в поисках родственников объехал еще не один уголок Союза, не упуская возможности подработать, где возможно, и даже закончил курсы инструкторов-ревизоров. Наконец, после запроса в адресный стол он сумел найти в Ленинграде тетушку. Та приютила его в своей коммуналке, где он и жил целый год, деля одну комнату еще с четырьмя тетушкиными квартирантами. Тогда же после долгих поисков он узнал страшную правду о своей семье: во время второй эвакуации, когда селяне могли покинуть место жительства только со своим колхозом, немцы догнали их в Ставропольском крае и расстреляли. Всех: мать, отца, младших брата и сестру, тетю и племянницу. Только за то, что они евреи. Он так и не узнал, где они похоронены. В сентябре 45-го Михаил как фронтовик без экзаменов поступил на дневное отделение юрфака Ленинградского университета. Перешел в общежитие, вечерами зарабатывал себе на жизнь: работал воспитателем в пионерлагере, был в экспедиции по поиску нефти, сторожем в родном университете. По распределению на зависть сокурсников попал в Ярославль. В связи с тем, что с третьего курса университета он специализировался на вопросах трудового права, а практику проходил в юридической консультации Ленинградского Совета профсоюзов, его тянуло именно на работу, связанную с трудовым правом. С созданием в апреле 1951 года в аппарате Ярославского облсовпрофа юридической службы он был приглашен туда на должность заведующего юрконсультацией. И целых 38 лет бессменно возглавлял эту ответственную службу, которая оказывала бесплатную юридическую помощь рабочим и служащим, профкомам на предприятиях и в учреждениях, проверяла соблюдение трудового законодательства, ежедневно рассматривала письма и жалобы, звонки, поступившие в облсовпроф со всей области. Грамотное применение норм закона в сложных случаях, возникающих в условиях производства, учеба профактива и выступления в печати и на радио, командировки — всем этим и занимался М.А. Сахновский. И каждому старался помочь словом и делом. А сказанные сотни раз «спасибо» были для него лучшими наградами. По его инициативе при юрконсультации был создан актив юристов из 24 человек, которые на общественных началах помогали проводить проверки. Благодаря его трудолюбию, знаниям, опыту юридическая консультация стала авторитетнейшей службой в профсоюзах области.Трагедии в его судьбе не исчерпались войной. Уже в мирное время в автокатастрофе в Испании погиб его единственный сын Леонид, переводчик. В 1986 году Президиумом Верховного Совета РСФСР ветерану Великой Отечественной войны Михаилу Абрамовичу Сахновскому было присвоено Почетное звание «Заслуженный юрист РСФСР». Оно присуждено только 13 юристам области.Галина  Жданова.